Вера


Солдат лежал на земле с широко открытыми глазами. Невидящим взором он смотрел в небо, там проплывали белые пушистые облака, но ему было уже все равно. Жизнь угасала, ее последние проблески еще виднелись на лице, но палящее дыхание смерти уже почти коснулось распростертого тела. Вот она, костлявая старуха, подкрадывается к нему и тянет страшную руку к кровоточащей ране…

вера

Надежда

Он не хотел этой войны, но руководство сказало «должен», и он, как и тысячи других, отправился сражаться за непонятные идеалы. Мать не знала, куда он едет, отец догадывался, но тяжело и мрачно молчал. Отец… Он был образцом мужества для сына, но даже этот крепкий человек в минуты прощания не смог удержать скупой отцовской слезы. «Возвращайся, сынок!», – с болью в голосе тихо сказал родитель. Мать, уверенная в том, что сын едет на очередные учения тревожилась обычными женскими страхами: чтобы не голодал, не мерз, не мучился от жажды и слушался командира.

Пришла и Она. Надя. Девушка его мечты, которую он втоптал в грязь, обидев самым жестоким образом. Как это началось, как закружила его слепая страсть, как заполонила обычная девчонка все мысли такого красавца, как он? А может это любовь..?

Тихий вечер, звонкий девичий смех, сломанный каблук и беспомощная женская фигурка посреди улицы. Он просто поднял легкую, как перышко, барышню и донес до самого дома. Душистые мягкие волосы, непослушная челка и две яркие звезды – ее глаза. Он влюбился без памяти, как юнец, как мальчишка. Что это с ним? Взрослый мужчина, почти 30, и так «втюрился». Встречи, долгие поцелуи и страстные объятия – тайная химия всего человечества, заключенная в биение двух сердец. Два тела, две души становятся едины…

Тем памятным вечером Надя пришла со странным выражением лица. Впереди была неповторимая сладкая ночь и вдруг: «Я беременна». Ему казалось, что все молнии Зевса вспыхнули в тот миг. Наверное, она все поняла по выражению его лица и отступила назад. Ее глаза, две яркие звезды, вдруг потеряли свой блеск, уголки губ задрожали. «Надя, подожди, – он схватил ее за руку, – еще ведь можно все исправить. Это… Как его…абор…, есть врачи…».

1

Потом были «хождения по мукам» – он долго ходил к Наде домой, пытался объяснить, что не готов быть отцом, что жизнь его не так проста, что он человек подневольный, что карьера военного очень важна и так далее. Но она ничего не хотела слушать. На него смотрели две полыхающие яркие звездочки – неповторимые ее глаза, но их мерцание уже не было так чисто и наивно, как полгода назад. Это был отблеск льда с глубокой болью и отчаянием. Ему показалось, или в них он увидел еще и презрение?

И все же она пришла. Когда до отъезда осталось несколько минут, он увидел знакомую фигурку с округлившимися формами. Надя была прекрасна, как всегда. Беременность была ей к лицу, а выпуклый живот придавал женщине особую трогательность. Он не смог подойти, просто неотрывно смотрел. Она посмотрела в ответ и улыбнулась. Махнула рукой. Он хотел броситься к ней, но девушка резко развернулась и пошла прочь.

01

Прозвучал приказ.

Война

Сколько же он воевал здесь, на этой чужой земле? Время будто остановилось для них, застрявших в глухой степи, солдат. Он давно уже не получал весточки из дома и никто не знал, сколько еще придется жить на волоске от смерти. Товарищи погибали один за другим, а подкрепления все не было. Ожидание конца становилось невыносимым. Все знали, что обречены.

Есть еще интересная статья на сайте:  Лечим душу: Огонек

Смерть пришла быстрее, чем он ожидал. Ночью их атаковали и постарались стереть с лица земли. Взрывы, пули, грохот снарядов. Когда этот ад закончился, забрезжили первые проблески нового дня, но пепел и пыль еще долго непроницаемой пеленой стояли в степи.

И вот он лежит посреди чужого поля, один, без надежды и помощи. Раненый солдат, умирающий обычной смертью на поле боя. Костлявая рука смерти нависла над кровоточащей раной… Он отчетливо увидел лицо той, что пришла за ним. Страшная маска неизбежного, суть провидения. И вдруг – детский смех. Не может быть. Галлюцинации.

Он открыл глаза. Ребенок смотрел ему прямо в лицо и улыбался. Маленький ангелочек с золотыми кудряшками. Малышка погладила его руку и будто живительная сила потекла по венам. Будто кто-то невидимый напоил его живой водой, придал сил.

3

Он пошевелил рукой. На ней были часы. Циферблат показывал 5.25. Малышка встала и неуверенными шажками затопала вперед. Странно… Ребенок один в таком страшном месте. Он пошел за крохой, пытаясь совладать со своими чувствами. Ребенок улыбался и старался не отпускать его руку. Маленькая пухленькая ладонь грела, как лучик солнца. Блестящие кудряшки на ее головке светились неземным прекрасным светом. «Ангел», – подумал он. Ну и пусть. Пусть он умрет так, с этим маленьким посланником света, чем со страшной сущностью ада.

А ребенок все шел, ведя за собой истекающего кровью солдата. Он смотрел по сторонам, но ничего не мог разглядеть из-за клубов дыма. Погладил малышку по голове, девочка подняла свое милое личико и улыбнулась. Потом вдруг поманила его маленькой ручонкой – пригнись. Он послушно наклонился и обомлел от острого чувства необъятной любви – малышка крепко обняла его и оставила на грязной шершавой щеке поцелуй. Больно! Как больно!

Он очнулся в больничной палате.

Зрелость

Солдат поправлялся очень медленно. Слишком долго и мучительно шло восстановление. Тяжелое ранение и контузия не позволяли ослабленному организму выздоравливать обычными темпами. Врачи удивлялись, как он вообще выжил и, не скрывая изумления, рассказывали его историю журналистам. Никто не мог понять, как смог он пройти несколько километров до ближайшего села. При таких ранах и потере крови не то, что идти – даже двигаться невозможно. Чудо. Иначе и не назовешь.

Долго, очень долго отлеживался он в госпитале. Приезжала заплаканная мать, постаревшая на добрый десяток лет. Крепко обнял сына совершенно седой отец и, не стесняясь, заплакал. Недолгое время покрутились возле него журналисты, беря интервью и снимая его – то для выпуска новостей, то для очередной газеты. Врачи напрямую расспрашивали, что он видел и чувствовал, когда шел по степи до населенного пункта. Но ответить им он не мог – сознание заботливо вырезало из памяти этот отрезок времени.

8

Потом был долгий восстановительный период, когда организм учился заново обычным действиям: ходить, сидеть, поднимать руки. Тяжело, с неимоверными усилиями и жаждой жизни выполнял он все наставления врачей и инструкторов. Постепенно здоровье возвращалось, а с ним росла и его вера, что Господь не зря оставил его на этой земле.

Есть еще интересная статья на сайте:  Новогодние коньки

По возвращению домой, он несколько дней не выходил из дома. Все было непривычно и странно. Мирный город, беззаботно гуляющие люди, тихие улицы. Он включил свой ноутбук и окунулся в прежнюю жизнь, такую родную и совершенно чужую одновременно. Смотрел фотографии, вспоминал, улыбался и… злился. Злился, что так бездумно прожигал жизнь, цену которой узнал только на войне. Бессмысленной войне, которой он не хотел и не понимал.

Стоя на пороге смерти, он понял, что был в своей мирной жизни никаким не мужчиной, а так, пацаненком. Вместе со страшной реальностью войны пришла к нему зрелость – осознание настоящих ценностей, которыми так долго и беззаботно разбрасывался. Надя… Где она сейчас, что с ней? Увидеть ее он хотел немедленно.

Знакомая улица, дом, подъезд. Еще несколько минут и он уже стоит у двери ее квартиры. Собравшись с духом, нажимает кнопку звонка. Дверь открывается.

Любовь

Надя стояла на пороге, и казалось, нисколько не удивлена его появлению. Она была очень красива, разве что несколько новых морщинок появилось на лбу и в уголках рта. Он смотрел и не мог отвести взгляд. Ему хотелось насытиться этой красотой – мирной, нежной, спокойной, несущей радость и надежду на новую жизнь.

«Надя, прости… Прости меня, прошу». Как сказать? Как ей сказать, что все это время, пока он был на войне, в его памяти она жила постоянно, каждую минуту, каждую секунду. Он не мог простить себе подлого поступка, а сможет ли она? Но что это… Душистые волосы, непослушная челка возле его щеки. Она рядом, обнимает и целует, ее яркие звездочки, ее глаза сияют небесным глубоким светом. Надя… Надежда.

Мягкий звук отвлек его от приятных объятий. В пылу переживаний он и не заметил, как между ними встал кто-то третий. Маленькая пухлая ручка держала его ладонь. Ребенок… Малышка с золотистыми кудрями смотрела в его лицо и улыбалась, потом поманила – пригнись. Он послушно наклонился и задохнулся от всеобъемлющей, поглощающей детской любви. Так любят только ангелы – маленькие дети, обожающие своих родителей.

5

Он вспомнил. Подсознание в нужный момент сняло завесу небытия, и возвратило утраченные воспоминания. Вот он лежит в степи, вот зияют пустотой огромные глаза смерти, потом маленькая ручка в его руке, золотистые кудри, смеющееся лицо маленького ангела. «Вера, Верочка проснулась», – с теплотой в голосе сказала Надя. Спрашивать что-то было бессмысленно. Он повторял про себя ее имя, завороженно глядя на маленькое чудо, неуверенно державшееся на пухленьких ножках. «Вера…Вера…Вера».

А Надя, между тем, рассказывала: «Знаешь, когда она родилась, я была в ужасном смятении, будущее было так неопределенно. Но когда увидела маленькое личико, сразу же поверила, что все будет хорошо. Поэтому и назвала ее Верой».

– Надя, когда родилась наша дочь?

Его вопрос был таким напористым, что она засмеялась:

– 15 сентября. Меня накануне ночью увезли, как только схватки начались.

– А во сколько, не помнишь? – его голос звучал взволнованно и радостно.

Надя удивилась:

– В 5.25. А что?

Авторский текст Ирины Лирнецкой

Как всегда, с любовью:)

9

 

 

Для спамеров: все комментарии проходят модерацию

Закладка Постоянная ссылка.

28 комментариев

  1. Какой чудесный рассказ, расстрогал до слез. Все в нашей жизни проходит, кроме Веры, Надежды и Любви!

  2. Ольга Андреева

    Ирина, с удовольствием и замиранием сердца прочитала твой рассказ. У тебя просто дар писать. Спасибо большое.
    Ты бы не хотела принять участие как автор в журнале Ирины Зайцевой. Сейчас готовится осенний номер. Попробуй.

    • Ирина Лирнецкая

      Спасибо,Ольга. Такой теплый душевный комментарий). По поводу журнала Ирины, даже не знаю, осилю ли — очень много работы (я пишу статьи на заказ). Подумаю)). Спасибо еще раз).

      • Ольга Андреева

        Ты работаешь еще копирайтером?
        Молодец! Пишешь ты здорово, конечно.
        Я такие вещи тоже читаю и сразу все себе представляю.

  3. Плачу!Иринка, прости, ничего говорить не буду.

  4. Душевно!! Очень тронуло

  5. Галина Нагорная

    Наверное, здесь комментарии будут лишними…
    Пронзительный рассказ о Ангелах! Благодарю, Ирина.

  6. Да, у Вас определенно ДАР писать такие душевные рассказы!
    Очень тронула история! Спасибо!

  7. Вы умеете затронуть душу. Спасибо за историю!

  8. Татьяна

    Трогательно и душевно написано, читаешь на одном дыхании.Спасибо, Ирина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *